Монашество — это смирение

Монашество – это безвозмездная лечебница, больница Божья, куда человек приходит, чтобы почувствовать себя лучше. Бог призывает человека Своим святым зовом и Своей любовью приводит его в эту безвозмездную врачевальню.

Человек ищет исцеления и взывает: “Господи Иисусе Христе, помилуй мя”. “Да, я помилую тебя”, – отвечает Господь. Итак, Врач наших душ и тел приступает к исцелению.

Он посылает нам различные скорби, попускает искушения. И все это горькое лекарство, излечивающее человеческую душу.

Конечно, никто не может сказать, что во время операции и другого врачебного вмешательства не испытывает боли и не борется за то, чтобы его страдания и скорби прошли. Тем не менее по окончании лечения человек обретает душевное спокойствие.

Когда мой старец начал свою жизнь в пустыне, он подчинялся старцу Ефрему. Ефрем был простым человеком и благословенным старцем. Однажды один из соседей – я не знаю, в чем было дело, – очень огорчил старца. Старец Ефрем кричал, что больше так не может, жаловался… Мой старец, будучи еще совсем молодым, услышав, как его старец кричит, а другой нападает на него, почувствовал, что внутри него стал закипать гнев и раздражение. Поняв, что этот гнев может вырваться наружу и последствия этого будут необратимыми, мой старец бросился в церковь, упал на колени и взмолился: “Богородица, помоги мне!” Он плакал и молился, прося Богородицу вмешаться и не позволить ему выйти из себя. Так, пока он проливал обильные слезы, зверь себялюбия и гнева стал успокаиваться и отступать. И когда мой старец почувствовал, что пришел в состояние кротости и душевного мира, он вышел из церкви и спокойно и деликатно отвел старца от разгневанного соседа. Старец рассказывал нам об этом случае в пример тому, как на деле бороться с эгоизмом.

Случается, что на монаха находит искушение и внушает ему тысячи мыслей, как некогда Адаму. Если старец ругает его и заставляет отказаться от своей воли, себялюбие начинает протестовать, заставляя монаха пререкаться, спорить, настаивать на своем. И в результате, если это укрепится в нем, он может никогда и не прийти к исцелению.

Монах должен всегда быть внимательным, чтобы из каждой жизненной ситуации, из каждого искушения выйти победителем. Так с течением времени и с помощью Божественной благодати он освободится от ветхого человека и на его месте окажется новый, подобный Христу человек бесстрастия и воскресения. Борьба эта продолжительная. Триумф и победа над эгоизмом достигается долго. Эгоизм подобен большому, многоглавому зверю. Преподобный Ефрем говорил: “Рискнул сразиться со львом? Смотри, чтобы он не переломал тебе все кости”.

Эгоизм – это выслеживающий нас и нападающий на нас лев. И мы должны иметь в своих руках оружие – нож, отрезающий помыслы.

Во времена гонений на христиан тираны пытались убедить мучеников отречься от Божественности Христа. Им обещали многое: богатство, почести, славу, – но мученики не поддавались. Они триумфально исповедали веру во Христа и, в конце концов, увенчались венцом мученичества, прославив тем самым Христа.

Сейчас же нас одолевают другие тираны – страсти, обещающие, что, поддавшись им, мы обретем наслаждение и удовлетворение. Но монах должен не уступать такого рода принуждению, а противостоять ему, собрав все мужество своей души, и ожидать получения в честной борьбе своего мученического венца.

Страдания мучеников длились недолго: многие получили свои венцы за несколько минут. Мученичество же монаха продолжается всю его жизнь. И мучает его не один тиран, но многие – каждая из его страстей. Поэтому великая награда ожидает монахов, противостоящих насилию страстей и исповедующих доброе исповедание подвига, но не отступления.

Нас одолевает страсть противоречия. Но мы должны установить ей препятствие, выкопать ров, чтобы колесница этой страсти упала внутрь.

Борьба наша должна быть постоянной. Не будем делать пауз, поскольку их использует диавол: проникая в них, он ставит нас в опасное положение. Молитва да будет непрестанной, ибо это наше оружие. Когда мы молимся, диавол не может с легкостью подойти к нам.

Будем же бороться, прежде всего, со страстью эгоизма, поскольку с нее все начинается. Главное лекарство против эгоизма – смирение. Господь наш сказал нам: “Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим” (Мф.11:29). Смирение и кротость даруют душевный покой и свет, помогая видеть яснее.

Авва Исаак Сирин называет смирение “богосотканным одеянием”. Он говорит, что в смирение облекся Сын и Слово Божье и благодаря этому смог спуститься с небес, а земля смогла принять Его и не опалиться.

Смиренномудрие украшает человека. Смиренный человек, где бы он ни оказался, источает некую таинственную благодать, становясь любимым и дорогим.

Смирение приводит в трепет демонов, как это случилось с одним послушником. Некий христианин имел дочь, одержимую бесом. Он водил ее ко многим врачам, но никто не смог излечить ее. У христианина этого был друг, духовный человек, имевший общение с монахами. И когда однажды он пожаловался ему на свою дочь, его друг посоветовал следующее: “Дитя твое исцелится лишь тогда, когда ты позовешь одного монаха-послушника. Как только он войдет в твой дом и прочитает молитву, ты увидишь, как ребенку твоему станет лучше”.

– И где мне найти этого монаха?

– На рынок наш приходят из пустыни молодые послушники и продают свои рукоделия. Одному из них ты скажешь: “Приходи ко мне домой, там я заплачу тебе за рукоделия, поскольку сейчас не имею при себе денег”. А после попроси его помолиться за твое дитя и увидишь, как она исцелится.

И на следующее утро христианин пришел на рынок, где увидел молодого монаха, продающего там рукоделия. И спросил: “Отче, сколько это стоит?” Монах назвал цену.

“Не мог бы ты дойти со мной до моего дома, чтобы я заплатил тебе, поскольку не имею при себе денег?” “Пойдем”, – ответил монах.

И пока они шли к дому, диавол почуял, что пришел его час сказать свое последнее слово и покинуть человека. И когда монах вошел в дом, его встретила дочь христианина, подняла руку и дала ему пощечину. Монах же повернулся к ней и подставил другую щеку. И, ударив его по другой щеке, она упала и изошла пеной. Уходя, демон сказал, что изгоняет его заповедь Христова. И девушка тотчас выздоровела.

Из этого поступка монаха становится очевидным, что он с успехом учил и исцелял свою душу.

Будем же всегда просить и умолять Бога в наших молитвах избавить нас от зверя эгоизма и даровать нашей душе смирение.

Диктофонная запись беседы с монахами старца архимандрита Ефрема, кафигумена монастыря Филофей Святой Горы.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Просмотров:0

Балашовский Покровский женский монастырь посетила комиссия по делам монастырей и монашества

Балашовский Покровский женский монастырь посетила комиссия по делам монастырей и монашества

17 октября, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, с целью ознакомления с внутренней монашеской жизнью, образовательным уровнем монашествующих, а также социальной деятельностью обителей, в Балашовский Покровский женский монастырь прибыли члены коллегии Синодального отдела по монастырям и монашеству: наместник Данилова ставропигиального мужского монастыря архимандрит Алексий (Поликарпов), игумения Покровского Хотькова ставропигиального женского монастыря Олимпиада (Баранова), монахиня Ангелина (Яматина).

Просмотров:18

Понятие и основы монашества

monashestvoМонашество Православной Церкви занимает особое место в ее жизни и духовной деятельности, особенное — в смысле направленности его подвигов.

В монашеском подвиге жизни лежит глубокая христианская мысль о посвящении человека Богу, о высокой духовной его жертве перед своим Создателем и Спасителем, ради Которого он оставляет низшее в жизни — житейскую суету, и ставит первой своей целью приобщиться высшему, совершенному образу жизни и мысли — стяжанию Царства Божия и познанию истины Христовой.

dsc_6116 «Мы избрали для себя, — говорит преп.Феодор, основатель Студийского монастыря в Византии (VIII в.), — не воинское звание, не гражданский чин; мы избрали гораздо большее и несоизмеримо более совершенное, чем все это, — служение небесное или, выражаясь точнее, истинное и непреходящее, заключающееся не в словах, а в самом деле».

Бог по благости и любви Своей всех людей зовет ко спасению и духовному совершенствованию, и никому не хочет погибели. Но не все отзываются на Божий зов, не все решаются взять на себя «благое иго» Христово, предпочесть духовные, небесные блага земным. С раннего времени в Церкви Христовой утвердился взгляд, что евангельский идеал совершенства, как, например, девство, могут осуществить не все, но «кому дано» (Мф. 19,11), кто был призван благодатью Христовой.

Монашество — это подвиг не одного дня, но целой жизни, и характер его неземной. Это выражение постоянного покаяния, непрестанного плача о себе самом и о мире, «лежащем во зле», в котором обитает инок, ища чистоты и святости. «Нужны чувства, — говорит учитель монашеской жизни епископ-аскет Игнатий Брянчанинов, — обученные долгим временем, в различении добра от зла».

Просмотров:3